swinow wrote in rossica_antiqua

Categories:

Скандинавы в составе руси и "росы – свеоны" из Бертинских анналов.


В источниках, повествующих о руси, иногда просматривается какой-то, либо особый германский, либо действительно скандинавский, след. 

Вероятно, это нужно различать, ибо в первом случае – речь может идти о сложном этническом составе и истории самой руси, ещё у неё на прародине. А во втором, о настоящих скандинавах, состоявших на службе у руси. Скандинавы, безусловно, особенно – в более поздний период, входили в состав русских дружин, как компаньоны, или наёмники. И в действительности, именно в таком виде эта картина и предстаёт перед нами в источниках. Например, целых два будущих короля Норвегии перед тем, как занять свой престол – состояли на службе у каганов, или великих князей киевских: у Владимира и Ярослава! Об этом с гордостью сообщают соответствующие скандинавские саги, описывающие деяния указанных норвежских героев. При этом, русские источники – ни того, ни другого не упоминают. Видимо, они не были очень важны с точки зрения местного летописца. Однако, в русских летописях немало свидетельств о найме нашими князьями варягов – среди которых, безусловно, бывали выходцы и из Скандинавии. 

На самом деле, в этом нет ничего удивительно – Западная Балтика тогда жила по единым для всех, общим законам, по сути, представляя собой достаточно единообразный, хотя и населённый разными этническими группами, регион. Все уголки которого были сильно связаны друг с другом и взаимно влияли друг на друга, а все местные народы жили во многом общей жизнью. Обитатели этой интересной области – постоянно торговали и воевали друг с другом. Вступали в союзы, заключали династические браки, совместно отражали внешние нападения, или ходили в общие походы! А также бесконечно выясняли отношения друг с другом – и вели непрекращающиеся войны между собой. Это всё очень хорошо описано в источниках. В разных частях этого региона просматривается общая, или очень похожая археологическая картина. Наблюдается как сильное влияние Южного Берега на Скандинавию, так и явное скандинавское влияние на Южный Берег. Там были однотипные горшки, одинаковые торговые весы, амулеты, мечи, игровые фигурки, украшения и предметы роскоши, монеты и топоры, наконечники стрел и предметы искусства. Очаги, здания, улицы, и даже крепости. Нет ничего удивительного в том, что воины из скандинавских областей – могли входить в русские отряды, или даже целыми дружинами переходить на службу к русским князьям, в том числе закрепившимся в Восточной Европе. Хотя примеры войн и нападений на русских с их стороны тоже известны. Знаем мы и обратные примеры – о вендских воинах на службе в Скандинавии, или о губительных нападениях представителей южно-балтийских народов на скандинавские города и провинции. В результате чего там наступали настоящий хаос и полное разорение! 

На основании археологии, нам известно даже об участии балтийских славян, например, в колонизации Исландии! В источниках имеются упоминания и о присутствовавших среди знаменитых язычников, грабивших Англию – выходцев с Южной Балтики. Но то, что в состав ругов-руси, доходивших до Восточной Европы входили скандинавы, а также то, что русским князьям часто служили скандинавские наёмники, включая вождей-конунгов – ещё не делает самих русских скандинавами! Это достаточно простая и очевидная мысль. Если у меня, например, работает горничная молдаванка – это же не является доказательством того, что я тоже молдаванин! Утверждать обратное – было бы абсурдом! И совсем необязательно из того, что скандинавы бывали на Руси, сотрудничали с русью и иногда служили русским князьям – делать из самой руси скандинавов! Никаких причин кроме заранее принятой веры в скандинавское происхождение руси, вытекающей из ошибочного согласия с вышеописанными шведскими выдумками – для этого нет! Оснований для этого согласия – очень мало! 

Давайте теперь приступим к рассмотрению самих источников. 

Для начала, изучим сообщение арабского автора аль Масуди, которое содержит в себе информацию о том, что в состав руси входили разные народы. В своём тексте "Промывальни золота и рудники самоцветов" (10 век), Масуди заявляет следующее: “Русы – многочисленные народы, имеющие отдельные виды. У них есть вид, называемый Луда'ана. Они самые многочисленные, посещают для торговли страну Андалусию, Италию, Константинополь и хазар”.  

Указанную непонятную арабскую форму “Луда'ана”, которой автор именует один из народов, одну из составляющих руси – трактуют по-разному: и как искажённое “лордманн”, и как “ладожане”, и как “раданийа” (еврейские купцы), и как “литовцы”, и как “лютичи”. Можно кстати, вспомнить ещё и “лендзян” упомянутых ещё у Константина Багрянородного среди пактиотов-союзников руси. 

Что касается предполагаемого варианта трактовки – лордманн, его рассматривают как испорченное ал-урдуманийа, то есть слово, которым в арабо-испанских источниках именовали норманнов (Ибн Русте/ Хвольсон. С. 87; Marquart 1903. S. 342-349; Минорский 1964. С. 25; Калинина 2001. С. 205-206). Это же слово в искаженном варианте (ал-Куз.кана) повторяется также в “Книге предупреждения и пересмотра”. Другие варианты написаний этого слова в разных рукописях: ал-Муд.'ана, ал-Луза'ийа, ал-Мад.гана. Так что на самом деле сложно сказать, что точно подразумевается под этим словом. 

Даже если под формой Луда'ана действительно подразумевались ал-урдуманийа – норманны (что не бесспорно), указывает это, в лучшем случае на то, что последние входили в состав русских отрядов. Они, как мы уже сказали, действительно вполне могли присутствовать среди руси, которая ходила из своих исконных областей на Балтике на территорию будущей Русской равнины и занималась тут своими обычными делами – торговала, воевала, зимовала, собирала налоги, строила корабли и т.д. и т.п. И, в конце концов, основала новое государство. Русь вполне могла брать с собой и представителей своих соседей. Может быть их, даже было какое-то заметное число! Но это всего лишь одна из групп, а не определение того, чем является сама русь. И об этом указанный источник говорит совершенно явно. Надо понимать, что мы не боремся со скандинавами, как таковыми – если их следы иногда фиксируются в источниках, связанных с русью, мы не намерены это отрицать. Более того, если бы действительно были источники, однозначно заявляющие, что русь – это скандинавы, на подобии того, как они заявляют, что русь жила на Рюгене, мы бы не увидели в этом ничего плохого! Но мы хотим показать, что настоящие, реально имеющиеся источники не считают русь именно и точно скандинавами. Просто потому, что это так. А идеи что русь – это непременно и только скандинавы, есть не более чем заранее принятые предубеждения, основанные на эгоистических, самовосхваляющих шведских выдумках и шовинистических фантазийных писаниях.

Да, вероятно, балтийская русь привлекала в свои ряды выходцев, в том числе и из соседних скандинавских областей. Что в этом удивительного? Все эти народы, как мы уже сказали, жили тогда по сути единым, очень взаимосвязанным миром. От Рюгена до ближайших датских островов – около 50 километров, до датской столицы менее 150, до Сконе около 80, до Норвегии около 500, до Готланда около 400, до Вагрии примерно 150, до Любека 200, до Пруссии около 450! Они и на прародине, повторимся, постоянно друг с другом воевали, заключали браки, или военные союзы и торговали. То же самое они, вероятно, делали и в “колониях”, в дальних походах. Это была их обычная тогдашняя жизнь. 

В источниках, например, имеются прямые указания, что выходцы с Южной Балтики принимали участие в средневековых нападениях на Англию: 

Первым известным нам источником, который говорит об этом, является “Церковная история” английского хрониста Ордерика Виталия написанная в первой половине 12 века. Относительно похода 1069 года Свена Эстридсена на Англию тот заявляет, что Свена (IV, 7): “поддержали поляки, фризы и саксы. Лютичи также предоставили наёмников”.

Кроме того, о том, что Англию, среди прочих, грабили некие вандалы, говорил в 12 веке Роджер Вендоверский в сочинении “Цветы истории” (Floribushistoriarum). Далее, в середине 13 века об этом же сказал Матфей Парижский в “Великой хронике”. Кроме того, русский историк Степан Гедеонов в книге “Варяги и Русь” приводит подобное высказывание со ссылкой на Матфея Вестминстерского. Мы приведём соответствующие цитаты и подробно их рассмотрим чуть ниже, в описании самих этих нападений на Англию, здесь же отметим, что термином вандалы всё средневековье европейские источники именуют, северных славян, включая иногда даже русских!

Представители южно-балтийских народов, видимо, действительно принимали участие в разграблении Англии, раз об этом прямо говорят некоторые из самих этих жалостливых средневековых английских текстов, описывающих указанные печальные и трагические для англичан события! Из которых, мы собственно и узнаём историю этих разграблений. 

Почему бы и представителям южно-балтийских областей не привлекать для своих дальних походов – выходцев из скандинавских земель? Это совершенно нормальная логика. Более того, возможно они даже конкурировали друг с другом на территории будущей Восточно-Европейской Руси, боролись, сражались. Следы чего, видимо, просматриваются в той же “Повести временных лет”, например, в сюжете о призвании Рюрика, где сначала одних варягов выгнали, а потом других призвали. Возможно, речь здесь идёт просто о борьбе разных их групп. Одна из которых – та, в которой главную роль играла русь, в конце концов, победила. Но то, что балтийская русь участвовала во всех этих сложных взаимоотношениях – не делает её в обязательном порядке скандинавами! Никаких оснований настаивать на обратном – нет. Кроме заранее принятых шовинистических скандинавских идей, безапелляционно, но совершенно безосновательно приписывающих лидерство на Балтике одним лишь скандинавам! В то время, как в реальности там было сильно по-другому.  

Что касается конкретно свидетельств о пребывании скандинавов на службе у руси, или среди руси – их можно привести очень много. О найме варягов за морем часто сообщают многие русские летописи. И конечно – среди них были и скандинавы. О самих “варягах” и о том, связаны ли они только со скандинавами мы скажем отдельно чуть ниже. Также имеется приличный перечень сообщений о династических браках представителей Руси, в которых принимали участие скандинавы – как мужчины, так и женщины. Самым известным из которых, является, пожалуй, женитьба Ярослава Мудрого на шведской принцессе Ингегерде (известной у нас также как святая Анна Новгородская). При этом сама Ингегерда являлась наполовину ободриткой. Её мама королева Астрид до замужества была ободритской принцессой и прибыла к своему будущему шведскому мужу с Южного Берега Балтики. Кстати – Ингегерда привезла с собой из Швеции на Русь внушительную по количеству свиту. Которая отметилась в русских источниках, тем, что вызывала сильное недовольство и раздражение у местных жителей. 

Мы уж сказали, что саги упоминают сразу двоих будущих норвежских королей, которые совершенно определённо, перед тем, как занять престол у себя в Норвегии, служили киевским князьям, давайте рассмотрим это. 

Первым из указанных деятелей является уже неоднократно упоминавшийся Олав Трюггвасон, которому посвящены две саги. В детстве он попал в рабство на Балтике, затем был выкуплен своим дядей, служившим киевскому князю, и оказался при дворе Владимира I (“конунга Вальдамара” по саге) у которого получил воспитание, и которому позже, долгое время, верно служил. В том числе – представлял его интересы во внешних сношениях. Кстати, после того как Олав покинул Русь – он прожил некоторое время ещё и у короля вендов Бурислава, на дочери которого “Гейре” (вероятно, Яре – Ярославе, или Яромире) женился. И даже поучаствовал в составе ратей Бурислава в успешном военном походе на Данию. Когда немецкий император Оттон Рыжий усмерял бунт датчан против христианизации – он привлёк в качестве союзников (или наёмников) вендов Бурислава, коими и руководил Олав! Сага описывает, как проходя мимо вендских берегов, Олав столкнулся с сильным встречным ветром и причалил к берегу. После чего остался у местного короля на несколько лет. 

Следующим будущим королём Норвегии, служившим киевскому великому князю, был Харальд Сигурдарсон (он же – Харальд Суровый, или Харальд Жестокий) Известен по нескольким сагам. Он провёл на Руси несколько лет и служил наёмником у Ярослава Мудрого (“конунг Ярицлейв” по сагам), в частности, воевал с ним против тогдашнего злейшего врага Руси – Польши. А затем отправился в Константинополь и долгое время был наёмником у тамошних правителей. Вернувшись на Русь, он женился на одной из дочерей Ярослава, а позже, уйдя на родину, стал королём Норвегии. Погиб же он в Англии, пытаясь захватить английский престол, прямо перед тем, как это сделал Вильгельм Завоеватель.  

Другим норвежским королём, побывавшим на Руси во времена Ярослава (ещё до Харальда) был Олав Харальдссон (Святой). Но он пребывал тогда уже в статусе бывшего короля, или находился на закате своей королевской карьеры (по разным оценкам). По сути – когда у него начались проблемы на родине, он сбежал на Русь. У Ярослава он прожил около года, и служил ли у того, либо просто гостил – не очень понятно. Хотя есть сообщения, что он бывал на Руси и в юности, ещё до своего королевского статуса, проведя в Новгороде около года. А значит, вполне возможно, мог тогда побывать на службе у кого-то из местных князей. 

Ещё один будущий норвежский король, который пожил некоторое время на Руси – это Магнус Олавссон. Правда он был здесь ещё в малолетстве и прожил около 5 лет. Так что – послужить местному князю, он явно не успел. 

В целом данные примеры показывают, что скандинавы, включая их высшую знать, рассматривались на Руси, видимо, как хорошие наёмники, или союзники, близкие по нравам и по культуре, что не удивительно, учитывая, что они происходили из примерно одного и того же региона, что и сама русь. И та тесно общалась с ними, ещё на своей прародине. Но всё же – скандинавы имели здесь вторичное, подчинённое положение! И то, что они служили местным князьям, или искали у них убежище, повторимся: не делает самих русских скандинавами! 

При этом, что интересно, касательно нашего князя Владимира I, в “Повести временных лет” имеется запись, что он прожил некоторое время, перед тем, как вернуться на Русь и захватить Киев – “у варягов”. И из этого весьма краткого сообщения различные авторы, пишущие об истории Древней Руси в скандинавском жанре, придумали какие-то “подробности”, что, якобы, Владимир провёл детство в Скандинавии. Подобно тому, как позже Олав Трюгвассон жил во времена своего детства у самого Владимира. Причём иногда даже называется имя скандинавского правителя, у которого, якобы, “гостил” Владимир – Хакон Могучий, ярл правивший Норвегией во второй половине 10 века. Однако, на самом деле, в скандинавских источниках – ничего подобного не сообщается, в отличии от сведений о том самом Олафе, долго жившем при дворе Владимира на Руси. Сообщения о пребывании Олава на Руси в сагах есть, а о пребывании самого Владимира в Скандинавии – нет! Более того, на самом деле, вернувшийся в Норвегию Олав Трюггвасон – сначала скрывался от указанного мнимого “благодетеля” Владимира, (по идее, он должен был бы доверять Хакону, как другу и защитнику своего бывшего покровителя и воспитателя, Владимира). Однако, на самом деле – он сначала от него скрывается, а затем и сам гоняется за ним по всей Норвегии, чтобы уничтожить. Так что – это всё не очень вяжется между собой. Что же касается нас, то мы полагаем, что Владимир провёл несколько лет, на самом деле, у южно-балтийских варягов. И от них же, он и привёл то своё войско, с которым захватил Киев. В пользу этого говорят кое какие факты, о чём мы скажем ниже. 

“Росы-свеоны” из Бертинских анналов. 

Теперь рассмотрим один из важнейших источников, который сторонники шведской версии приводят в качестве доказательства своих построений – свидетельство из Бертинских анналов, или анналов Пруденция (Annales Bertiniani) 9 века. Это франкская хроника, которая велась в Сен-Бертенском монастыре (ныне Франция). Она описывает историю Франкского государства с 830 по 882 годы. Одно из сообщений данного источника приверженцами скандинавской версии преподносится как очень убедительное доказательство тождества руси и шведов. Давайте рассмотрим его, как оно есть. 

Действительно, данный текст за 839 год содержит интересную запись: в мае указанного года в Ингельгейм, к императору Восточной Франкской империи Людовику I (Немецкому) явилось посольство от византийского императора Феофила, в состав которого входили, помимо византийцев, также некие послы от народа Рос (в этом латиноязычном тексте использована византийская огласовка их названия Rhos, что не удивительно, так как пришли они из Византии и были, соответственно, видимо отрекомендованы греками именно под этим названием). И далее в указанном источнике эти послы названы “свеонами”. 

Приведём русский перевод этого текста: 

"Также пришли послы греков, отправленные от императора Теофила, а именно Теодосий, епископ Кальцедонской метрополии и спатарий Теофаний, несшие с подобающими дарами пятнадцатые календы июня. Кроме того, их посольство побуждало императора и подчинённых ему к подтверждению союза и постоянного мира между обеими сторонами, а также и о победах, которых он с высоты престола добился в войне против иноземных народов; любезность и ликование в Господе было принесено. Посольство испросило императора и его подданных по-дружески вернуть подателю [письма] блага всех побед. 

Он также послал с ними тех самых, кто себя, то есть свой народ называли Рос, которых их король, прозванием Каган, отправил ранее ради того, чтобы они объявили о дружбе к нему, прося посредством упомянутого письма, поскольку они могли [это] получить благосклонностью императора, возможность вернуться, а также помощь через всю его власть. Он не захотел, чтобы они возвращались теми [путями] и попали бы в сильную опасность, потому что пути, по которым они шли к нему в Константинополь, они проделывали среди варваров очень жестоких и страшных народов. 

Очень тщательно исследовав причину их прихода, император узнал, что они из народа свеонов, как считается, скорее разведчики, чем просители дружбы того королевства и нашего, он приказал удерживать их у себя до тех пор, пока смог бы это истинно открыть, а именно, честно они пришли от того или нет, и это он не преминул сообщить Теофилу через своих упомянутых послов и письмо, и то, что он охотно принял по сильному его желанию, а также если они будут найдены верными, и для них было бы дано разрешение на возвращение в отечество без опасности; их следовало отпустить с помощью; если в другой раз вместе с нашими послами, направленными к его присутствию, появился бы кто-нибудь из таких [людей] он сам должен был назначить решение". 

Фото той самой страницы манускрипта, где описывается визит послов народа Рос в Ингельгейм.
Фото той самой страницы манускрипта, где описывается визит послов народа Рос в Ингельгейм.

Заявление об этих послах, что император Людовик “тщательно расследовав”, “узнал, что они из народа свеонов (Sueones)” – используется, в качестве якобы объективного свидетельства тождества руси и шведов. Действительно, на первый взгляд, оно кажется таковым. Однако, учитывая, что подобное свидетельство существует в одном единственном экземпляре и, при этом, оно противоречит десяткам источников, связывающих русь и ругов, а также указывающих, что русь изначально обитала на Рюгене, дело здесь может быть в чём-то другом. 

Во-первых, на самом деле, это могли быть какие-то очередные иноэтничные послы, представлявшие интересы руси. Скандинавы, как мы показали выше – действительно охотно и часто служили русским князьям. Но если Ярославу Мудрому служил норвежец Харальд Суровый, Ярослав же не становился от этого, норвежцем. 

Но есть и другие варианты объяснения этого свидетельства: речь здесь может идти просто о каких-то обитателях Балтики. В частности, окрестностей Рюгена, которых хронисты Франкского государства, следуя римской традиции, восходящей ещё к Тациту, могли назвать свеонами. Использовав это как своего рода, научный термин. А франки в то время, разумеется, во всём старались следовать римским образцам, претендуя на полную преемственность с Римом. Приведём русский перевод соответствующего  параграфа из текста Тацита

44 “(…) Далее, у самого Океана, — ругии и лемовии; отличительная особенность всех этих племен — круглые щиты, короткие мечи и покорность царям.

За ними, среди самого Океана, обитают общины свионов; помимо воинов и оружия, они сильны также флотом. Их суда примечательны тем, что могут подходить к месту причала любою из своих оконечностей, так, как и та и другая имеют у них форму носа. Парусами они не пользуются и весел вдоль бортов не закрепляют в ряд одно за другим; они у них, как принято на некоторых реках, съемные, и они гребут ими по мере надобности то в ту, то в другую сторону. (…)”

Средневековые франкские и немецкие хронисты, которые опирались на классическую римскую литературу, иногда употребляют слово свеоны. Они именуют так какие-то, не всегда точно понятно, какие именно, северные племена. Обитавшие где-то в районе Балтики. Например, текст хрониста Эйнгарда “Жизнеописание Карла Великого” (первая треть 9 века), который впервые упоминает понятие норманны, заявляет следующее: 

“От западного океана к востоку протянулся некий залив, длина которого неизвестна, ширина же нигде не превышает ста тысяч шагов, хотя во многих местах является меньшей. По берегам его живёт множество народов; даны и свеоны, которых мы называем нордманнами, заселяют северное побережье и все близлежащие острова (…)“

Само слово норманны мы детально изучим чуть ниже. Здесь же отметим, что в рассматриваемом отрывке, речь идёт, очевидно о Балтийском море. И некие обитатели его берегов, или островов именуются свеонами. Следовательно, в случае, если русские послы сообщили Людовику о том, что они родом с Рюгена (который является, разумеется, островом Балтийского моря), тот, опираясь на соответствующие представления, мог отнести их к категории “свеонов”. Возможно, здесь это просто туманный термин для обитателей Балтики.

Далее рассмотрим сообщение из текста Адама Бременского (11 век), “Деяния Архиепископов гамбурской церкви”. Он в своей IV книге, под именем Свеония, действительно описывает, уже в основном, земли современной Швеции (исключая датскую, в тогдашних границах, нынешнюю южно-шведскую Сконе). Свеонию он отличает от Норманнии и от Дании. Однако, описывая самих свеонов заявляет следующее (IV. 24): 

"(…) Кроме того, существует еще неисчислимое множество других свеонских народов, из которых, насколько нам известно, в христианство обращены только готы, вермиланы, частично скритефины и их соседи."

В данном перечислении мы видим скандинавский народ гётов (готы по тексту), живший к югу от Упланда – от Центральной Швеции, а также несколько финно-угорских народов, включая саамов (скритефины). То есть понятие это довольно размыто, хотя это уже 11 век, когда слово свеоны, в общем и целом, закрепляется за обитателями современной Швеции. 

Но что именно подразумевалось под этим выражением в 9 веке – точно неизвестно. Можно лишь с уверенностью сказать, что речь идёт о жителях Балтики. 

Между островами Волин и Узнам (Узедом) – протекает Свина (Świnа).
Между островами Волин и Узнам (Узедом) – протекает Свина (Świnа).

В самих Бертинских анналах, слово “свеоны” употребляется один единственный раз – именно в этом отрывке. Больше оно во всей хронике не встречается ни разу. У Тацита под термином “свионы” подразумеваются какие-то общины, обитающие в море. При этом на Южной Балтике имеется географический объект, название которого весьма любопытно с точки зрения приведённой информации. Это одна из узких морских проток, соединяющая внутренний Щецинский залив с внешним Балтийским морем, точнее с Поморской бухтой Балтики. Она является частью сложной системы устья реки Одры. Которая сначала впадает в указанный внутренний залив, а затем несколькими протоками достигает моря. Называется эта протока Свина – Swina. Она разделяет острова Узедом и Волин. Старые немецкие названия этой протоки: Swine или Schwine. Но это очень древний, исконный местный гидроним, впервые письменно зафиксированный ещё в раннем средневековье. Всё это находится в непосредственной близости от Рюгена. Который, по сути, также является частью системы устья Одры, продолжающим эти острова. Возможно, это название как раз и связано с древними свионами, соседями ругов, которых описывает Тацит! На жителей нынешней Швеции термин свионы-свеоны был перенесён намного позже Тацита и далеко не сразу. Может быть, указанные послы были как раз с берегов Свины, что было сопоставлено франкскими учёными со сведениями из римских источников и трактовано как то, что они свеоны? Надо отметить, что Рюген и ближайшие к нему острова, включая разделённые Свиной Узедом и Волин, по археологическим данным в раннем средневековье являлись местом распространения идентичной, характерной именно для этих мест керамики. По-немецки она называется “фрезендорфская”, по-польски “волинская”. Эта же керамика фиксируется, кстати, и на Руси.

Есть ещё одно возможное объяснение этому: самый древний известный список Бертинских анналов – представляет собой манускрипт, созданный переписчиком в районе 961 года. Он хранится в Библиотеке агломерации Сен-Омер в Департаменте Па-де-Кале на севере Франции (в этом городе и находятся остатки монастыря Сен-Бертен). То есть у нас есть только копия, переписанная более чем через 100 лет, после написания оригинала. Ниже видим фото того самого отрывка, из этого манускрипта, в котором заявляется что послы эти из рода “свеонов”: 

Фраза эта выглядит как: "Quorum adventus causam imperator diligentius investigans, comperit eos gentis esse Sueonum” Обратите внимание – начальная буква “s” в слове “sueonum” (последнее слово третьей строки с очень растянутой буквой “n”) очень похожа на “r”. Примеры написания буквы “r” видны в следующем слове “Exploratores”, которое написано с большой буквы, хотя является частью всё того же предложения. Интересно, что в слове “Rhos” на этой же странице уже начальная буква “r” похожа на букву “s”.

Вообще – в латинском письме данного типа многие буквы довольно похожи. В том числе “s” и “r”. Может быть, мы имеем дело просто с какой-то неточной передачей в данном списке слова Ruenum, например? 

В любом случае – интересующий нас отрывок из Бертинских анналов содержит одну весьма важную информацию, которой поклонники идеи русских из Швеции, на наш взгляд, уделяют совершенно недостаточное внимание! А между тем, это ключевое данное! Открывающее возможность к пониманию всего сообщения.  

Мы говорим об упоминании короля Росов, “прозванием Каган” (Хаканус – Chakanus)

Каганами, как мы помним, называют правителей русов арабские авторы, описывающие остров Руси. Например, Гардизи: "Рус - это остров, который лежит в море. И этот остров три дня пути на три дня пути и весь в деревьях. И леса (или рощи) и земля его имеют много влаги, так что, если поставить ногу на сырое [место], земля задрожит от влажности. У них есть царь, которого называют хакан-рус. На острове [живёт] около ста тысяч человек". 

Также в одном из старейших древнерусских источников “Слове о законе и благодати" митрополита Иллариона (11 век) каганом несколько раз именуются князь Владимир I и ещё один раз – его сын Ярослав Мудрый. Кроме того, на стенах Софии Киевской, ещё до второй мировой войны было зафиксировано древнерусское граффито 11 века, гласившее: “Спаси господи кагана нашего” однако из-за обвалов штукатурного слоя надпись эта позже была утрачена. Сохранился только её фрагмент на небольшом куске штукатурки, а также старые фото и прорисовки. (Высоцкий С. А. Древнерусские надписи Софии Киевской XI–XIV вв. – К.: Наукова думка, 1966. – С.49.) В “Слове о Полку Игоревом” также упоминается некое “каганье время” – то есть время силы и могущества Руси. 

Вообще известно несколько народов, у которых верховный правитель доподлинно обозначался термином “каган”: это авары, русские и хазары. Но этот титул – никоим образом не связан со Швецией. Он никогда не применялся ни к одному шведскому правителю! И вообще не имеет никакого отношения к Скандинавии. Однако короля Росов в Бертинских анналах как видим, именуют каганом. И это весьма важно, на наш взгляд. 

Здесь же мы приведём отрывок из Салернской хроники (Сhroniсon Salernitanum) – западного источника 10 века, который содержит в себе послание преемника того самого Людовика I – франкского императора Людовика II, правившего в конце 9 века, своему современнику, византийскому повелителю Василию I. Данное письмо является ответом на послание Василия, которое, однако, не сохранилось. В указанной переписке властители ведут спор о титуловании монархов. Василий видимо, настаивает, что только византийский владыка может именоваться кесарем, то есть императором. Людовик же, помимо прочего отвечает ему: “Хаганом (Chaganus) (…) зовётся государь авар, а не хазар, или норманнов (…)“. Как видим сами франки никоим образом не ассоциировали тогда термин каган с норманнами. И хотя правителей хазар всё же так действительно называли, однако – к скандинавам указанный титул, действительно не применялся.    

Видимо, впервые этот титул был зафиксирован в 402 году у жужаней (китайское название авар), Государство аваров (абар, или уаров) позже перебравшихся в Европу называлось “каганат”, и правил им, разумеется, каган. Это описывается во многих источниках. Хотя иногда утверждается, что ещё раньше, чем у авар, это слово зафиксировано у древнемонгольского племени сяньби, или сирби в 3 веке. В любом случае – с кочевыми племенами данное слово когда-то, попало в Европу. В Дакии, где располагался Аварский каганат – была известна священная гора Когайнон. Позже каганами, как мы видим, назывались киевские князья. Этот же титул носили верховные правители Хазарии, или Хазарского каганата, что также хорошо отражено в источниках. 

Каганами также иногда называют правителей тюрок, но это скорее историографический феномен – в самих древних источниках этого нет, есть только в некоторых нынешних книгах по истории. Например, каганами порой именуют правителей болгар. Но в их реальных записях и надписях известна только форма "канас юбиги", где первое слово может быть либо искажённым “ханом”, либо славянским “князем”, второе же – это тюркский титул “ябгу”. 

Несмотря на то, что у тюрок его вроде бы не было – титул каган мог попасть в Европу ещё до аваров, например, с гуннами. Исходная этническая принадлежность которых является дискуссионной. Как звучало название гуннских верховных правителей – доподлинно неизвестно. Римские и греческие писатели называли их только по-своему на латыни, или на греческом: рексам, регисами, архонтами и т.п. Но в пользу того, что гунны могли использовать этот титул, говорит зафиксированное в Центральной и Западной Европе в эпоху великого переселения народов имя Хаген. Которое вполне может быть этим самым титулом, по-своему понятым и усвоенным европейскими племенами. Данное имя носил ряд благородных деятелей раннесредневековой Европы. В том числе (и это очень интересно) мы видим его у хольмрюгов! В уже упомянутом выше источнике Видсид, который описывает этих самых “островных ругов” указывается их король Хагена. И это, вероятно, является ещё одним основанием связать титул каган и ругов – русь! Возможно – этот титул носили ещё короли Рюгена, познакомившись с ним от своих собратьев, этельругов, то есть “ругов Атиллы”, живших в Центральной Европе, на Дунае. Где те и могли позаимствовать его у гуннов, или аваров, либо у каких-то других кочевников. Позже этот же титул носили и правители восточноевропейских русских! 

В любом случае – в Скандинавии титул каган абсолютно неизвестен! Он также далёк от Скандинавии, как и Скандинавия от него. Ни один скандинавский конунг никогда, ни в одном источнике не был поименован каганом! 

Так что – если рассматривать все имеющиеся обстоятельства, говорить, что росы Бертинских анналов были скандинавами – не очень обоснованно. Даже если эти послы и правда были какими-то иноэтничными свеонами, речь, скорее всего, идёт просто об очередных иноплеменниках, служивших русским каганам! А может быть, это были и какие-то “свеоны” соседние Рюгену. И всё, что говорят об этом приверженцы скандинавских построений – на самом деле, совсем не является обязательным! 

Куда же направлялись эти послы через Восточную Франкскую империи, через Ингельгейм? Если просто посмотреть на карту – то финальной точкой их путешествия вполне логично предположить именно Рюген. 

Условный маршрут послов Росов от Константинополя до Ингельгейма и вероятный их путь до пункта назначения. Как видим – до Рюгена через Ингельгейм добираться достаточно логично.
Условный маршрут послов Росов от Константинополя до Ингельгейма и вероятный их путь до пункта назначения. Как видим – до Рюгена через Ингельгейм добираться достаточно логично.

Вот такое свидетельство. И скандинавская его трактовка, на наш взгляд, не является единственно возможной, или самой обязательной! 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded